Швейцария. На страже белого креста

Начиная разговор об особенностях армии Швейцарии, сразу стоит отметить тот факт, что в механизмах ее организации есть много странностей. Что характерно, два раза (первый — в начале XIX века, а второй в конце ХХ-го) особое влияние на комплектование армии и методы обороны Швейцарии оказывала, как это не удивительно, именно русская армия. Причем во второй раз — ее советский аналог. Впрочем — обо всем по порядку.

 

Теоретические основы

«…Чем меньше та жертва, которую мы требуем от нашего противника, тем меньше будет его сопротивление. Но чем более ничтожны наши требования, тем слабее будет и наша подготовка. Чем менее значительна наша политическая цель, тем меньшую цену она имеет для нас и тем легче отказаться от ее достижения. А потому и наши усилия не будут затратными…» Эти слова известного прусского теоретика войны позапрошлого века Карла фон Клаузевица в Швейцарии восприняли, как говорится, с полным воодушевлением. Военное руководство Швейцарии первой половины XIX века не просто читало фон Клаузевица, а превратило его книгу в настольную, с соответствующими подчеркиваниями и закладками. Более того, все, чему учил фон Клаузевиц, самым решительным образом было воплощено в жизнь. Традиционная политическая цель государства Швейцарии — нейтралитет. Однако государственный суверенитет (пусть даже нейтральный) не отрицает того, что территория страны не должна защищаться в случае агрессии. А таковая была. И очень хорошо сохранилась в памяти швейцарского народа. Так как именно с 1815 года швейцарская армия официально берет свою преемственность. 1815 год, как год образования вооруженных сил Швейцарии, — далеко не случайный. В том году завершилась война в Европе с Наполеоном I. Но, памятуя о событиях «триумфального» и «героического» прохождении через Альпы русских войск под предводительством фельдмаршала А. В. Суворова, в Швейцарии было принято решение о формировании собственных вооруженных сил, дабы впоследствии грабежи фермерских хозяйств и насилие над населением не оставались безнаказанными.  За основу построения ВС был принят список условий, при которых силы самообороны могут получить действенную силу: 11) чтобы война велась внутри страны;

2) чтобы война не была решена одной катастрофой;

3) чтобы театр военных действий охватывал значительное пространство страны;

4) чтобы характер народа благоприятствовал этому мероприятию;

5) чтобы поверхность страны была сильно пересеченной и труднодоступной, благодаря горам или лесам и болотам. При этом считалось, что численность населения страны не имеет решающего значения, ибо меньше всего ощущается при этом недостаток в людях. Богатство или бедность населения тоже непосредственного значения не имеют. Однако опыт истории неоднократно учит, что бедный, привыкший к тяжелой работе и лишениям народ обычно проявляет большую воинственность и силу. Поскольку территория Швейцарии в самом широком месте составляет 348 км, то есть она незначительна, а кроме того, в основном представляет собой горно-лесистую местность, было принято мудрое решение о нетрадиционной для европейской страны форме комплектования собственных вооруженных сил. Грамотное название подобного комплектования именуется «милицией» (кое-где, но не в нашей стране, «ополчением»), что в переводе означает «силы самообороны». Такая форма комплектования вооруженных сил происходит там, где есть понимание того, о чем писал и учил фон Клаузевиц: «Вообще по поводу горной войны следует заметить, что в ней все зависит от искусства частных начальников, офицеров и еще в большей мере от духа солдат. Здесь не требуется большого искусства маневрирования, но нужны воинственный дух и преданность делу, ибо здесь каждый более или менее предоставлен самому себе. Вот почему силы самообороны особенно сильны в горной войне, ибо, лишенные маневра, они в высшей мере обладают и преданностью делу защите собственной земли, и соответствующему этой защите, воинственному духу». Переход к такой форме комплектования вооруженных сил, кроме того, связан с осознанностью и твердостью офицерского состава в его долге и доверию по отношению к простым гражданам собственной страны.

 

Об офицерском корпусе

Вооруженные силы Швейцарии по-настоящему нетрадиционны по сравнению с армиями других стран. Нетрадиционность касается и воинского звания «генерал», означающего офицера, наделенного полномочиями общего руководства частями. Командующего офицера, наделенного такими полномочиями, выбирает Федеральное собрание Швейцарии на (или во) время войны или кризиса. Звание и должность этого человека отличаются в частности тем, что его деятельность связана исключительно с военным противостоянием, национальным кризисом или с военными действиями между соседними государствами вблизи границ Швейцарии. Кроме того, в Швейцарии само слово «генерал» ввиду особенностей языка переводится как «подчиненный». Что весьма удивительно (и откровенно дико) звучит для всего восточного пространства Европы. На протяжении всей истории Швейцарии было лишь 4 офицера (или, если хотите человека), которым официально было присвоено воинское звание «генерал». К ним относятся:

— Анри Дюфур (1847-1848) -на период Зондербундской войны и приграничного кризиса 1856-1857 годов;

— Ханс Херцог (1871-1872) — на время Франко-Прусской войны;

— Ульрих Вилле (1914-1918) — на время Первой мировой войны;

— Анри Гюзан (1939-1945) — на время Второй мировой войны. Эти же люди по-своему влияли на характер подготовки Швейцарской армии. Но они вошли в историю страны именно как представители внутреннего военно-стратегического лидерства (для сравнения, подобным внутренним военно-стратегическим лидером в истории нашей страны, например, являлся Нестор Иванович Махно). Так Ульрих Вилле вспоминается в Швейцарии до сих пор. Его считают сторонником германского пути подготовки армии. Своих подчиненных он учил в духе Мольтке-старшего. Причем слова последнего для нас не потеряли своей актуальности по настоящее время: «Es kann der Beste nicht in Frieden leben, wenn dem bosen Nachbarn, nicht gefallt». To есть — «Даже самый мирный житель не может жить спокойно, если злой сосед этого не желает». И между прочим, положение вещей, связанное с высшими офицерами в швейцарской армии, это тоже чистой воды предложения Карла фон Клаузевица: «Что же касается личных особенностей генералов, то в этом случае все переходит в область индивидуального, но мы вправе сделать одно замечание общего характера: не следует, как это часто случается, выбирать на роль командующих армиями самых осторожных и осмотрительных. А наоборот, следует выбирать самых предприимчивых, ибо при раздельных стратегических действиях ничто не имеет такого огромного значения, как полнейшее развитие каждой частью всей действенности ее сил. Тогда ошибки, допущенные в одном месте, уравновесятся успехами, достигнутыми в другом. Но такой деятельности полным ходом всех частей можно ожидать лишь там, где вождями являются решительные, предприимчивые люди, которых гонит вперед внутреннее влечение их собственного сердца.

Ибо редко бывает достаточно одного лишь объективного и холодного убеждения в необходимости действовать».

 

Истоки рождения теории самообороны

Второй раз влияние на подготовку методов обороны Швейцарии оказала советская армия в 80-х годах XX века. Трезво оценивая ее количественный состав и связанные с этим возможные угрозы в будущем, в Главном штабе вооруженных сил Швейцарии задались двумя вопросами. Первый: «Предположим, что Швейцария превратилась в арену военных действий. На ее территорию вторглись превосходящие силы неприятеля. Некоторым частям швейцарской армии удалось выйти из-под удара агрессора и избежать разгрома. Они сохранили боеспособность, оружие, военную технику и полны решимости продолжать вооруженную борьбу, оказывая сопротивление до последних сил. Но возникает вопрос: каким образом?» И второй: «Допустим, что неприятель захватил город. Что должны делать в этой обстановке фермер, рабочий, банковский работник, бизнесмен, домашняя хозяйка и в особенности персонал армии? Вероятно, видя всякую безнадежность сопротивления, они бросят оружие и будут покорно ждать решения своей дальнейшей судьбы или пойдут на службу к врагу. Возникает масса вопросов, но где найти на них ответы? Ясно одно: враг беспощаден. Он, не задумываясь, уничтожит десятки, сотни и тысячи людей. Пленных ожидают депортации, каторжные работы и смерть в Сибири. Такая же участь может постигнуть фермера, рабочего, банковского работника, бизнесмена и домашнюю хозяйку. Опыт истории, и в особенности начала 40-х годов XX века, учит, что неприятель в любое время может начать массовое уничтожение побежденных». Таковые вопросы в штабах, как правило, возникают при наличии здравого смысла. Ибо всякая война должна прежде всего рассматриваться по своему вероятному характеру и по главным очертаниям, вытекающим из политических величин и отношений. Война должна рассматриваться как органическое целое, от которого нельзя отделять ее составных частей. Каждое отдельное действие войны должно сливаться с целым и исходить из идеи этого целого. Таким образом, нам станет совершенно понятным и ясным, что высшая точка зрения для руководства войной, из которой должны исходить главные руководящие линии, может быть только точка зрения политики. А поскольку основная политическая цель государства Швейцарии проста и выражается одним словом — «нейтралитет», то

Главный штаб швейцарской армии издал руководство по ведению партизанской войны. И… максимально распрострзнил данное руководство не только для заинтересованных ведомств, но и для всех желающих его приобрести (причем совершенно бесплатно) собственных граждан. Что совершенно дико в понимании человека советского пространства и для советских военных. Для которых «партизанская война» и ее методы — это и табу, и совершенно секретные наставления, вокруг которых создан ореол некой «святости» и даже более того — «научности». А на самом деле советское «секретное» наставление о ведении партизанской войны — это выкраденная советским послом в Женеве (или Берне, тут художественный замысел не ограничивается), в кафешантане, открытого доступа разработка швейцарских офицеров. И, как следствие, в Швейцарии на момент 80-х годов прошлого века человеку, прошедшему службу в армии, при демобилизации выдавали (для службы в запасе) оружие, форму и экипировку, а также боеприпасы (!!!). И это положение вещей продолжалось вплоть до 2007 года. С 1918 года по 1993 год Швейцария была единственной страной I в мире, которая могла провести 100% мобилизацию своих граждан при необходимости защиты своей страны. В противоположность этому на территории, которую когда-то называли Россией, а впоследствии СССР, а с 1991 года снова Московией, в 2014 году произвели то, что на этой территории исторически более всего умеют «делать». То есть дискредитировать. Дискредитировали понятие «ополчения».

 

Структура армии

В настоящее время в силах самообороны Швейцарии количество профессиональных военных составляет около 5 процентов. Остальные — это призывники или добровольцы в возрасте от 19 до 34-х лет (в некоторых случаях до 50). Обязательная военная служба касается всех мужчин, граждан Швейцарии с 18 лет. Женщины участвуют в военной службе добровольно. Ежегодно около 20 000 человек обучаются базовой военной подготовке, с 2003 года раз в год продолжительностью 15 недель (то есть два с половиной месяца). Длительность срочной службы составляет 9 месяцев. При этом «военным» человек считается с 06.00 до 18.00. Далее в частях остаются только службы необходимых дежурств. Все остальные «срочники» разъезжаются по домам.

И если они в промежуток от 18.00 до 06.00 следующего дня совершат уголовное преступление, то судить их будет обычный гражданский суд (!). С 1989 года было предпринято несколько попыток по сдерживанию военной деятельности или даже вообще упразднению вооруженных сил. Заметный по этому вопросу референдум был проведен 26 ноября 1989 года. И хотя победили сторонники сохранения вооруженных сил, был наблюдаем значительный процент избирателей в пользу такой инициативы. Тем не менее армия Швейцарии неуклонно сокращается. На сегодняшний день численность вооруженных сил Швейцарии составят 134 886 человек на действительной военной службе, из которых 4 230 являются профессионалами, а остальное количество составляют призывники и добровольцы. Женщины, для которых военная служба является добровольной, составляют 1 050 человек. Менее 1% от общего числа военных, но при этом они составляют 25% профессиональных военных. В мирное время глава вооруженных сил отчитывается перед главой Федерального департамента обороны, защиты населения и спорта, а также перед Федеральным советом Швейцарии. Нынешний глава вооруженных сил корпусной комендант Андре Блаттманн. Поскольку в Швейцарии слово «генерал» зарезервировано для военного времени или чрезвычайных ситуаций, то высшие офицеры Швейцарской армии имеют альтернативные обозначения для описания званий:

— корпусной комендант;

— дивизионарий;

— бригадир.

Отличительной особенностью их ранговых званий традиционно является стилизованный Эдельвейс. После проведенного второго референдума 2004 года и последовавшей реформы армии основная структура сухопутных войск была реорганизована. В настоящее время имеются две пехотные бригады (2-я и 5-я). Две горнострелковые бригады (9-я и 12-я). Две бронетанковые бригады (1-я и 11-я). Дополнительно существуют две резервные бригады (7-я пехотная и 10-я горная). Четыре территориальных формирования, относящихся к сухопутным войскам, координируют территориальные задачи обороны с безопасностью своих регионов. Последнее зависит только от решений Федерального совета. ВВС Швейцарии имеют на вооружении 54 боевых самолета F/A-18Hornet, а также боевые и транспортные вертолеты. Территориальные регионы расположены следующим образом: 1-й территориальный регион, Вауд. 2-й территориальный регион, Крайенс. 3-й территориальный регион Альтдорф. И 4-й территориальный регион, Санкт-Галлен.

 

Хочешь мира -готовься к войне

После Второй мировой войны в Швейцарии строят дома с 40-сантиметровой толщиной бетонных потолков, которые могут I выдержать воздействие зажигательных боеприпасов, которыми были уничтожены Гамбург и Дрезден. С 1960-х годов строятся  убежища, которые могли бы выдерживать перепады давления ядерного взрыва. Строительные нормы Швейцарии для такого рода убежищ требуют вместимости 114% населения населенного  пункта или общины. Малые города имеют большие подземные гаражи, которые дополнительно служат в качестве закрытых общинных убежищ. Есть также больницы и центры управления в таких убежищах, направленные на их сохранение в случае возникновения в стране чрезвычайных ситуаций. Каждая семья или община платят налог, чтобы поддерживать и сохранять эти убежища. Или альтернативно владеют закрытыми на консервацию в местах их проживания. Многие частные убежища служат винными погребами. Тысячи тоннелей, автомобильных дорог, железных дорог и мостов построены с учетом их использования против сил вторжения. Часто гражданский инженер, который проектировал мост, планирует его снос как офицер вооруженных сил. Долговременные укрепления были созданы в Альпах в качестве баз, чтобы предотвратить от захвата плодородные долины после потенциального вторжения. Они включают в себя, например, подземные аэродромы, которые примыкают к нормальным взлетно-посадочным полосам. Самолеты, экипажи и вспомогательные материалы размещаются в пещерах. До сих пор в Главном штабе Швейцарской армии убеждены, что любое вторжение, скорее всего, будет происходить со стороны северо-востока. Высшее военное руководство Швейцарии считает, что целью вторжения будет являться контроль за экономически важными транспортными маршрутами через швейцарские Альпы. А именно: Симплон и Великий Сенбернар, так как Швейцария не обладает какими-либо значительными природными ресурсами. В заключение хочется отметить, что военные швейцарской армии смогли ответить противникам партизанской войны, советскому генеральному штабу на их основной скептицизм: «В ходе партизанской войны подвергается опасности «внутренний порядок» государства». Ибо Россия, или правильнее было бы называть эту страну Московия, никогда национальным государством не была, оттого и опасность «смены внутреннего порядка». Социально-политическое устройство страны при оккупации ее врагом перестает существовать. Современные войны -это «войны мировоззрений», в которых решается вопрос жизни или смерти. При этом важно не столько достижение победы, сколько установление идеологического влияния на противника. Уклонившиеся от участия в сопротивлении после окончания войны совершенно определенно потеряют свой авторитет. Эти же люди потеряют право называться гражданами своей страны. В противоположность этому тот, кто принимал активное участие в движении сопротивления, по мнению швейцарцев, в послевоенное время несомненно приобретет всеобщее признание и высокий авторитет.

Комментарии запрещены.