Охота на лису и зайца в Прикарпатье. Неожиданный финал

Игорь проснулся рано, то ли по привычке, то ли из-за того, что выходной день первого января совпал с днем охоты, и пропустить его он себе позволить не мог, несмотря на то что вчера в кругу семьи за праздничным столом старый год проводили и новый встретили. Игорь посмотрел в окно. Яркий диск луны время от времени прятался за легкими тучками, набегающими с запада, но видимость такая, что хоть иголки собирай. До рассвета еще несколько часов, так что есть смысл посидеть в засидке, и может посчастливится подкараулить лису. Игорь как можно тише, чтобы не разбудить жену и детей, собрался и вышел из дома. Из конуры тихо подал голос пес Бровко, как бы докладывая, что все в порядке, но, учуяв запах ружейного масла, вылез наружу и стал рваться с цепи и скулить, выражая этим свое желание присоединиться к хозяину. — Тише, Бровко, тише. Скоро и для тебя работа будет, когда пойдем на кабанчика, — попробовал успокоить его Игорь, но без особого успеха.

Пройдя немного селом и выйдя за околицу, он добрался до места, где накануне видел свежие лисьи следы. Удобно усевшись на куче дров, направил свой взгляд на восток, где вдали за полем виднелись склоны Медоборов, освещенные молочным светом луны. Стена соседнего сарая хорошо закрывала от не сильного, но достаточно колючего ветра, а валенки и длинный овечий тулуп не оставляли морозу шансов. Почти над головой внезапно послышался крик совы. У Игоря от неожиданности аж мурашки пробежали по спине. Он повернул голову и увидел неподалеку на старом ясене силуэт крупной птицы. В памяти сразу же всплыл случай, поведенный ему когда-то дедом. Произошло это действительно с ним или нет, история об этом умалчивает, но дело было так. Собрался дед на охоту, оделся потеплее — так же, как сейчас Игорь, — и отправился рано-рано утром за село подкараулить лису. Чтобы мороз меньше доставал, дед основательно зарылся в копну сена и стал ждать. После часа терпеливого, но, к сожалению,-безрезультатного ожидания в теплой засидке, деда начало клонить ко сну. Проснулся он от сильного удара по голове. Спросонок ничего понять не может. Голову что-то придавило вниз. Кругом темнота кромешная — хоть глаз выколи. Сердце от страха в пятки ушло. Потом снова вроде как прояснилось, и звук над головой:

«Шшух-шшшуух». А вместе с ним новая дедова заячья шапка слетает с головы и отбывает в неизвестном направлении. Только потом, когда уже достаточно рассвело, дед нашел ее неподалеку, сильно пострадавшую от острых когтей и клюва совы. Вспомнив, что на голове у него шапка не из заячьей шкурки, Игорь успокоился и продолжил сканировать взглядом окрестности. Лисы в последнее время совсем обнаглели. Они бесцеремонно заглядывали в хозяйские дворы, сокращая поголовье местных кур и гусей. И творили они эти бесчинства не только в темное время суток, но даже среди бела дня. А сегодня, как на зло, ни одна до сих пор не показалась. Медленно тянулись минуты ожидания. В памяти всплыла одна из охот на Прикарпатье, куда почти каждый год в феврале Игорь ездил охотиться на лис. Останавливался всегда у одного хозяина — вуйка Степана — и несколько дней предавался любимому занятию. Конечно, охотиться можно было бы и дома, но на Ивано-Франковщине с оформлением документов проще, да и дней в неделе, отведенных для охоты, больше. А самое главное — нет всевозможных хозяйственных забот, которых всегда предостаточно. Кроме того, была еще особенная причина — любимая жена заказала ко дню рождения лисий полушубок, так что ехать, как говорится, сам бог велел. Хозяин принял гостя, как всегда, радостно. Отвел ему отдельный флигель с теплой печкой и даже выделил под оружие и боеприпасы что-то наподобие охотничьего сейфа из крепкого карпатского дуба. С утра Игорь выглянул в окно. Соседние холмы, которые вчера еще на крутых косогорах местами бурели прошлогодней травой, свежий снежок за ночь успел покрыть ровным белым покрывалом. Маскхалата у Игоря не было, но на такой случай он прихватил простыню, в которой было проделано отверстие под голову. Облачившись соответственно условиям охоты и подпоясавшись патронташем, он направился в сторону долины меж двух холмов, где планировал сегодня охотиться. Долина была километра два в длину. С одной стороны к ней примыкали достаточно глубокие овраги. Игорь знал, что лисьи норы сконцентрированы на одном из склонов долины повыше оврагов, и добираться туда, используя опыт прошлых выездов, решил по хребтовой тропе, которая полого поднималась вверх, а рельеф, порезанный оврагами, решил обследовать на обратном пути. Подойдя к нужному месту, Игорь, чтобы не обнаружить себя раньше времени, осторожно направился к краю склона, используя кусты боярышника и терна как прикрытие. Остановившись за крайним кустом, увидел сквозь его ветви на противоположном склоне двух лисиц, которые мирно грелись на солнышке, лежа носами друг к другу чуть повыше нор. Справа, очевидно, самец, потому что размером был крупнее и окрасом по ярче. Но стрелять от куста было далеко даже для полукартечи, которую Игорь зарядил в оба ствола, учитывая условия предстоящей охоты. Выход один — обойти лисиц верхами и зайти к ним с тыла. Так же осторожно, стараясь не цеплять за ветки, Игорь по своим следам вернулся на хребтовую тропу. Азарт гнал быстрее вперед, но опытный следопыт шел ровным быстрым шагом, не сбивая дыхания. Минут через десять он поднялся на поросшую молодыми елями вершину. С этой точки открывался чудесный вид. Предгорья, порезанные узкими долинами и оврагами, будто вползали в темно-синюю полосу сплошного леса, а над ним, словно паря в воздухе, сияли снегами наивысшие вершины украинских Карпат: Черногора с Петросом и Черной Горой по бокам, а между ними — Бребенескул, Гутин Томнатик, Ребра и высочайшая из украинских двухтысячников Говерла. Правее — Близница, а еще дальше — Горганы с совсем дикой и малопроходимой Довбушанкой. А левее над всем этим господствовали Мармаросы с Фаркау во главе, но это уже Румыния. В прошлые разы он всегда задерживался здесь хоть на несколько минут, чтобы полюбоваться величием заснеженных гор, но сейчас бросил лишь мимолетный взгляд на эту красоту и быстро пошел вниз. Чтобы звуком своих шагов не спугнуть зверя, Игорь спускался не по самому хребту, а взял несколько левее, чтобы перегиб местности препятствовал звукам распространяться в долину. Вот уже стал виден на противоположном склоне тот же кустарник, из которого он заметил лисиц. Охотник еще больше замедлил свое движение и стал тихо подкрадываться к гребню, за которым он надеялся снова увидеть животных. Когда до края осталось буквально несколько шагов, Игорь остановился, перевел дыхание и проверил, снят ли с предохранителя его дальнобойный «Зауэр». Воссоздав в памяти расположение, в котором он видел лисиц, уяснил, что та, которая крупнее, теперь будет от него левее. Все. Пришла пора действовать. Игорь приложил приклад к плечу, опустил стволы немного вниз и сделал три осторожных шага вперед. Еще шаг, и, как он и рассчитывал, лисицы возникли прямо перед ним метрах в восьмидесяти ниже по склону. Они как по команде подняли головы, но, видимо, еще не поняли, что к чему. Прогремел выстрел, и лиса, которая покрупнее и именно в которую целился Игорь, совершив неимоверный прыжок, мигом скрылась в норе, а та, что поменьше, не то сползая, не то падая, скатилась вниз и где-то там пропала из поля зрения. Очень осторожно охотник спустился вниз и сразу заметил лису, которая лежала чуть поодаль, частично закрытая ветками куста. После беглого осмотра стало ясно, что одна картечина попала ей в позвоночник в районе загривка. Зимняя шкурка лисы красная с серыми подпалинами по бокам была в прекрасном состоянии. Подвесить зверя, чтобы снять шкуру, было некуда, поэтому Игорь отцепил ремень с ружья, привязал к нему свою добычу, закинул ее за спину и начал помалу подниматься вверх. Через некоторое время он уже стоял в знакомом кустарнике и обдумывал свои дальнейшие действия. Вдруг какое-то движение достаточно далеко в долине привлекло его внимание. Он даже подумал, что показалось, но, приглядевшись, увидел крупного лисовина. По поведению зверя было заметно, что он ищет себе пару и, по-видимому, совсем не прочь заглянуть в те норы, которые совсем недавно принесли Игорю удачу, t? Путь к норам у него только один — низом долины. Звери, как и люди, не любят сложных маршрутов и по возможности, выбирают самый легкий.

«Отсюда дна долины не видно, да и следы, оставленные на склонах, насторожат хищника, — подумал Игорь. — Остается только одно -идти ему навстречу в надежде найти подходящее место для импровизированной засидки». Спустившись вниз, он заметил метрах в двухстах ниже удобную терраску с густым кустом шиповника на ней. Используя неровности местности, охотник, добравшись до куста, снял со спины добычу и удобно устроился на ней. Прошло минут двадцать, и ничего. Потом еще полчаса — и опять ничего. Ноги у охотника стали затекать, и через подошвы все ощутимее давал знать о себе холод. Игорь уже хотел бросить это безнадежное дело и начал было вставать, как какое-то движение впереди заставило его замереть. И секунды спустя лисовин показался во всей своей красе. В глубине долины выстрел прогремел так, будто патрон был снаряжен двойным зарядом пороха. Зверь упал, не шелохнувшись. Игорь спустился вниз, привязал к ремню вторую добытую лису и, держа ружье в руках, начал обратный путь. Постепенно действие адреналина стало ослабевать, а вместе с этим навалилась сильная усталость. Но чувство счастья переполняло его. Еще бы! Ведь за день удалось добыть две лисы. Осталась малость — еще четыре… Проснулся Игорь от ощущения, что кто-то толкает его в валенок и сопит, принюхиваясь. Охотник то ли спросонья, то ли с перепугу вскочил, схватив впопыхах с колен ружье, которое лежало готовым  к выстрелу. Но пока он наводил  резкость в своих глазах, пока ловил на мушку крупного лисовина, который галопом убегал от греха подальше, было уже поздно. Игорь для успокоения совести все же выпалил за ним вдогонку два раза, но, увы, безрезультатно. Лис для порядка сделал несколько зигзагов и, как ни в чем не бывало, продолжил свой бег.

— Промазал, — с сожалением констатировал охотник. — Нехорошо как-то возвращаться домой с пустыми руками в первый день нового года.

Перебрав патроны и оставив тяжелый тулуп в сарае, он в легкой теплой куртке отправился попытать счастья на зайца. Светало. Солнце еще не показалось из-за горизонта, но становилось все светлее и светлее. Недавний снег хоть и не толстым, но сплошным покрывалом укрыл поля. Сухие прошлогодние травы желтой полосой висели над склонами Медобор, а выше до горизонта серо-черной стеной стоял лес.

— Красота, — отметил про себя Игорь, и уже веселее начал топтать новую охотничью тропу. Решено было проверить пашню, потому что в холодную погоду заяц, как правило, прячется в глубокой борозде.

Позади уже осталось три участка поля, и ничего. За все время поднялся только один косой, да и то за пределами разумного выстрела. Игорь остановился на меже, перезарядил ружье полукартечью диаметром 5,5 мм с пересыпкой из крахмала — специально для дальности и кучности выстрела. «Постараюсь потянуть ушастого на 70-80 м, на которые он меня подпускает», — подумал охотник. Так Игорь прошел еще один участок, и как только он дошел до полевой дороги, из пожухлой травы у края поля выскочил заяц. Приняв удобную позицию, охотник прицелился в точку над и между ушами убегающего зайца и нажал на спуск. Заяц после выстрела вроде как захромал и начал сбавлять темп. Охотник, не тратя времени, прицелился и разрядил второй ствол по зайцу. На этот раз заяц упал. Чтобы не тащить лишний груз через поле, Игорь снял куртку, положил на нее ружье и быстрым шагом направился в сторону зайца. Когда, наконец, он уже протянул руку за добычей, заяц внезапно отпрыгнул в сторону и неуверенно поковылял. Метров через 20 он остановился и даже наклонился на бок, опершись на ком мерзлой земли.

— Пока доберусь к нему, дойдет, -решил охотник и не спеша направился следом. Но заяц опять повторил свой маневр, причем передвигался уже заметно бодрее.

— Что, он контуженный, что ли, -подумал Игорь, оценивая ситуацию. До ружья метров 100, до зайца — столько же. Но зайцу всего 20 метров до кустарника, в котором он сейчас скроется и его уже не взять.

— Вот не везет, так не везет! И что это за день сегодня такой? -Игорь в сердцах махнул рукой и пошел назад. Выкурив сигарету, он закинул ружье за спину и взял курс на село. Постепенно эмоции улеглись. Охотник в надежде поднять какую-нибудь живность стал приглядываться к местности, но тщетно. И вдруг, почти добравшись до огородов, за которыми уже виднелись хаты села, Игорь заметил метров за 200 от себя пятнышко, выделявшееся на белом снегу. Он осторожно направился туда, сжимая в реках ружье. Но это было излишне. На снегу лежал его заяц. В этом Игорь не сомневался. Тушка еще не успела остыть, а других выстрелов поблизости он не слыхал.

— Есть все же справедливость на свете! — сказал он радостно сам себе и бодро зашагал домой.

Комментарии запрещены.