Девид Боуи. Black Star

Его знаменитейшую песню поют на борту космического корабля. Один из наиболее значимых композиторов современности строит из его альбомов симфонии. Еще при жизни его творчество стало темой для научной конференции. Речь идет о Дэвиде Боуи мы решили почтить память одного из самых главных волшебников современного искусства, ушедшего от нас в начале года.

Новости о все чаще гибнущих от недугов артистах становятся привычной ложкой дегтя в нашем информрационе. В декабре прошлого года рак погубил фронтмена Motorhead Лемми Килмистера. Спустя несколько недель мир потерял Дэвида Боуи — также вследствие рака и фактически в том же возрасте.

Приготовление двадцать пятого и, волею судьбы, заключительного альбома Дэвида Боуи до последнего держалось в строжайшей тайне. Как выяснилось постфактум — равно как и сама смерть артиста. После полутора месяцев промо-кампании диск Blackstar вышел аккурат в день его рождения. Через два дня, будто убедившись, что все идет по плану, Боуи в кругу семьи спокойно покорился своей участи. Об этом сообщили источники, близкие к родным музыканта, добавив, что Дэвид на протяжении последних восемнадцати месяцев жизни отчаянно боролся с раком печени. За это время ему пришлось перенести шесть инфарктов. Сразу же после трагического события прессу и Интернет наводнили различнейшие теории о том, в чем состояла последняя уловка иллюзиониста. Можно отыскать подробные расшифровки видеоролика к одноименному синглу, в которых представленным на экране образам даются оккультные пояснения. Обсуждается магия чисел и теософский символизм. Традиционные для Боуи цитирование и самоцитирование порождают серьезнейшую аналитику — в череде извечных перевоплощений он в который раз оставил место и для Майора Тома, прославившего его еще в 1969-м. В клипе — совсем уже обветшавшего покойника, ставшего реликвией. Почти сразу же была поднята из недр раритетная песня Элвиса Пресли, чье название совпадает с названием альбома Боуи точно так же, как и дата дня рождения обоих артистов. У Элвиса речь идет именно о судьбоносной звезде смерти, ждущей своего часа в тени каждого из нас. Как известно, Боуи в начале карьеры был неистовым поклонником Пресли. Теперь же Америка им наконец завоевана — впервые со старта он оказался на вершине американского хит-парада альбомов.

К слову, по данным Billboard, продажи всех пластинок Дэвида Боуи уже в первую неделю после его кончины возросли на 5 000%. Вместе с тем ожидаемо стали всплывать и вспоминаться разнообразные курьезные истории, которых о Боуи накопилось немало у тех, с кем его пути пересекались. Оказалось, что трудно представить кого-либо столь вездесущего или влиятельного. Его знаменитейшую песню поют на борту космического корабля. Один из наиболее значимых композиторов современности строит из его альбомов симфонии. Ему посвящена экспозиция, перемещающаяся по всему миру. В конце концов, еще при жизни Дэвид Боуи становился темой для научной конференции. Возможно, Боуи — единственный, кому за последние пятьдесят лет посчастливилось испробовать себя практически во всех ипостасях, доступных современному человеку, и сыграть в любом музыкальном стиле, в то же время вдыхая в этот стиль нечто свое, будто бы одобряя его существование. Мы попытаемся перечислить лишь несколько важных фактов о Дэвиде, значение которых для популярной культуры трудно переоценить. При этом мы не будем претендовать на всеохватность и предоставим их почти в калейдоскопическом порядке, без хронологии. Поскольку Боуи на самом деле у каждого свой — у кого классический рок-идол, а у кого -художник-авангардист, экспериментатор или эстрадный певец. Он тот, кому удалось попытаться воплотить собственную уникальность (согласитесь, спутать с кем-либо другим его весьма трудно) универсальным образом, оставаясь самим собой в наиболее гротескных масках и сочетая эрудированность с вульгарной простотой.

 

Звездная болезнь

Буквально сразу же после смерти Боуи среди наиболее ярких новостей засияли наиболее невероятные. Некоторые из них сразу находили опровержение. Например, восторженная история о созвездии в виде фирменной молнии с лица Дэвида, изображенного на обложке альбома Alladin Sane. Однако последовало уточнение, что это вовсе не созвездие, а всего лишь астеризм. Тема звезд, космических путешествий -сквозная для всего творчества Боуи. Начало она берет в первом его сценическом успехе — песне Space Oditty, написанной жаждущим славы 22-летним брикстонским хиппи с акустической гитарой. Образ Майора Тома, воспетый в ней, будет упоминаться неоднократно. Например, в самопародийной Ashes to Ashes, ставшей абсолютным хитом в Соединенном Королевстве одиннадцать лет спустя. Или в Hallo Spaceboy — уже в антураже танцевальной электроники 1990-х. Научная фантастика всегда была в поле интересов Боуи. Его Magnun Opus, альбом The Rise and Fall of Ziggy Stardust and the Spiders from Mars — паническая история о рок-звезде в преддверии апокалипсиса. Имя протагониста — частично заимствовано у локального кантри-героя, а сам персонаж, по словам Боуи, был сконструирован из разных образов «по частям».

 

Боуи и черная музыка

В 1983 году Дэвид представил пластинку Let’s Dance, спродюсированную Найлом Роджерсом из фанк-группы Chic. Кроме прочего, это тот самый гитарист и аранжировщик, ответственный за крупнейший хит Daft Punk последних годов (если не считать, конечно, его работы с INXS, Мадонной, Дайаной Росс и еще уймой музыкантов). Альбом был полон нью-вейв диско и покорил медийное пространство того времени. Например, вещь China Girl, упоминаемая тем же Артемием Троицким в качестве известнейшей песни Боуи в СССР.

Представляя в том же году новый материал в эфире MTV, Дэвид был глубоко возмущен политикой телеканала, который в то время нередко игнорировал чернокожих артистов. Как известно, это была не первая успешная попытка заигрывания Боуи с черной музыкой. Альбом Young Americans (1975) полностью исполнен в стиле филадельфийского соула при участии легендарного вокалиста Лютера Вандросса. Несмотря на то что сам Боуи достаточно иронично отзывался о собственных опытах в качестве соул-артиста, шутливо называя их «пластиковым соулом», ему все же посчастливилось оказаться первым белым исполнителем, выступившем на культовом телешоу Soul Train. Рэпер Ice Cube в недавнем интервью признался, что, услышав Дэвида Боуи впервые по радио, ему трудно было поверить, что это белый британский певец. Бытует мнение, что юный Майкл Джексон, присутствовавший на одном из концертов в поддержку альбома Diamond Dogs, узрел в хореографической постановке к выступлению именно те элементы, которые позже стали составляющими его знаменитой лунной походки.

Как ни странно, уже в 1990-х Боуи упоминает хип-хоп в качестве наиболее новаторских музыкальных стилей, чье влияние он испытывает. Во время анонса Blackstar Тони Висконти, неизменный соратник Боуи на протяжении его творческого пути, сообщал, что одним из основных источников вдохновения для записи альбома послужила работа Кендрика Ламара То Pimp a Butterfly.

 

Экспериментариум

«Есть старая волна. Есть новая волна. И есть Дэвид Боуи». С таким слоганом фирма RCA рекламировала одну из ключевых работ Дэвида и центральную в так называемом берлинском триптихе — альбом Heroes. Оставаясь всегда на плаву и не боясь экспериментировать, Боуи нередко лично поддерживал любимых артистов. Взять хотя бы несколько ключевых работ таких крупных имен, как Игги Поп или Лу Рид (оба — его близкие друзья), на которых Дэвид значится в качестве продюсера.

Именно с его фигурой ассоциируется продвижение в мейнстрим таких коллективов, как Nine Inch Nails, Placebo и Arcade Fire в 1990-е и нулевые. То же самое стоит сказать и о популяризации драм-н-бейса и джангла, посредством сотрудничества со знаменитым продюсером Goldie. Одним из самых смелых и удачных экспериментов в карьере Боуи был его берлинский период в конце 1970-х годов. Будучи на пике славы и заполучив ее побочный эфект — кокаиновую зависимость, Дэвид переезжает в окруженный ГДР Западный Берлин. Под влиянием немецкого экспериментального рока здесь он создаст свою знаменитую трилогию (Low — Heroes — Lodger), которая должна была отразить настроения «холодной войны». По сути, именно она явилась предвестником наиболее мрачного и новаторского направления новой волны — пост-панка. На этих записях Боуи впервые сотрудничает с композитором Брайаном Ино, создавая помимо успешных хитов (Heroes — наиболее перепеваемая вещь артиста, одна из его визитных карточек) опыты синтезаторного студийного эмбиента. Тони Висконти отмечал импровизационный характер работы над материалом — Боуи не давал идее больше трех попыток. В противном случае она устаревала. Молниеносность, небывалую работу на опережение отмечают практически все его коллеги — неважно, играет ли Боуи в дуэте со звездами первой величины — Джаггером, Ленноном, Меркьюри и Тиной Тернер — или же создает темные звуковые пространства в стиле позднего Скотта Уокера в компании молодых джазистов, которые мы можем слышать в его последнем альбоме.

 

Crackedactor

И пусть на Blackstar артист кокетливо заявлял, что он не кинозвезда, естественно, его харизму никогда не обходил стороной мир кино. Боуи порой жаловался, что часто роли, которые ему предлагают, — ужасны. Тем не менее, как и в жизни, на экране он также проявлял себя совершенно различным образом: от инопланетянина («Человек, который упал на Землю»), вампира («Голод») и короля гоблинов («Лабиринт») до Понтия Пилата («Последнее искушение Христа») и Николы Теслы («Престиж»). По отношению к нашему герою существует устойчивое клише «хамелеона рок-музыки». Неутомимые исследователи его творчества настаивают на ошибочности определения, замечая, что во всех создаваемых им образах Боуи всегда сохранял собственное лицо. Будь то гротескный Зигги Стардаст, которого он бросил на пике его популярности, или Утонченный Белый Герцог. Речь шла о создании цельных личностей. Именно они достались нам в наследство после ухода Черной Звезды.

Комментарии запрещены.